16 +

Анатолий Чернов: "После пожара трава растет значительно быстрее"

Анатолий Чернов: "После пожара трава растет значительно быстрее"

ОАО АК "Корвет" в этом году отметил полувековой юбилей. Этот год для предприятия стал особенным еще по одной причине: после политических перемен завод вновь стал "посещаемым" руководством области. Удалось пообщаться с генеральным директором предприятия и корреспонденту ИА РМК.

 - Анатолий Васильевич, более 10 лет о "Корвете" на местном уровне ничего не было слышно, в результате "Корвет" стал самым загадочным предприятием области. Некоторые даже считают, что такого завода уже нет. Поэтому хочется начать с цифр и фактов: что сегодня представляет из себя ОАО АК "Корвет"?

 - "Корвет" - головное предприятие, на котором работают порядка 2000 человек. Объем товарной продукции - 4,5 млрд рублей. Кроме того, у нас образованы дочерние предприятия в Шумихе – ООО "Шумихинское машиностроительное предприятие", и в р.п. Каргаполье – ООО "Каргапольский машиностроительный завод". Причем инженерные и маркетинговые функции мы взяли на себя, на головное предприятие, и идем одним большим объединением. При этом мы развили достаточно большую кооперацию. На дочерних предприятиях работают по 300 человек, тем не менее, для таких небольших населенных пунктов это социально значимые объекты, что признают и главы районов. Также нашей "дочкой" является ООО "Литейный" в городе Верхний Уфалей Челябинской области. Он снабжает литейными заготовками заводы Шумихи и Каргаполья и выполняет сторонние заказы, даже делает первые поставки на экспорт. 

Почти каждый год на всех предприятиях положительный темп роста, сейчас мы идем с темпом 12% к предыдущему году, бывает и по 20%, по 30%. Но вот, к примеру, на "Шумихинском машиностроительном предприятии" темп роста на сегодня отрицательный. Это осмысленное решение, там идет освоение большого количества новых изделий, дабы в будущем иметь надежный портфель заказов. Дальнейший рост объемов на том, что уже было освоено, был нереален. Емкость рынка исчерпана.  

- А какие там изделия осваивают? 

- Там тоже запорная арматура. Когда я говорю о своих дочерних предприятиях, я должен сказать то, что раньше не особо показывал: в Курганской области порядка 25 предприятий с нами связаны кооперацией. Они работают на АК "Корвет", выполняя заказы. Начиная от простой механики, изготовления метизов, по электромонтажу, разработке схем автоматизации - все это выполняют для нас курганские предприятия.

- Например, какие?

- Например, "Сенсор". Мы работаем на внешние рынки, в Курганской области практически ничего не продаем. Мы импортируем сюда работу и финансы, чтобы в Курганской области была загрузка и рабочие места. Кроме того, мы имеем долю в совместном предприятии "Казнефть" и "Казмаш", предприятию уже 10 лет. Первоначально оно базировалось в Алма-Ате, но с ростом мы перенесли его в Петропавловск, который расположен поближе. Нам это выгодно, потому что с помощью "Казнефть" и "Казмаша" мы получаем заказы в Казахстане. Казахстанские рынки становятся для нас досягаемы. 

Мы ведем поставки в основном по России. География - от севера и до юга и от запада до востока, практически по всей территории. Но основная доля - это Ямал, ХМАО, так как добыча газа и нефти сосредоточена именно там. 

Говорить, что основной наш продукт - запорная арматура, правильно было бы лет 15-20 назад. Дело в том, что в классификации предприятий нет такого кода, к которому мы могли бы относиться. Самый ближайший - запорная арматура. На самом деле, то, что мы делаем сегодня - это оборудование устья скважин, обрудование для транспортировки нефти и газа, оборудование для автоматизированной добычи нефти и газа, блочно-комплектные устройства. Если говорить о номенклатуре, то это изделия весом от 100 граммов до 30 тонн. Когда мы отгружаем блочно-комплектные устройства, приходится согласовывать с железнодорожниками габариты, насколько они максимально могут выходить за края платформы, чтобы транспортировать наши изделия по железной дороге.  Причем в наших изделиях есть и импортные комплектующие, и комплектующие, сделанные на шумихинском заводе, на каргопольском заводе, есть изготовленные нами. Естественно, самая сложная и ответственная работа проводится на территории "Корвета". В Кургане сосредоточены основные инженерные кадры. И, кстати, запорная арматура - это действительно элемент подчас самый ответственный в данных устройствах. Дефекты в нем могут приводить к авариям, ущерб от которых исчисляется миллионами долларов. 

Все наши устройства работают под высоким давлением - от 80 до 1050 атмосфер, это давление в стволе пушки во время выстрела. При этом минимальный срок службы устройств - 15 лет.

- Есть у вас конкуренты в России?

- Конкуренты по определенным изделиям, безусловно, есть. По самой сложной продукции у нас два конкурента - "Воронежский механический завод", который делает космические двигатели, и новое предприятие ФПК "Космос-Нефт-Газ", кроме того, мы всерьез конкурируем в Казахстане и на международных рынках, ведь у нас более 10% продукции уходит на экспорт, мы конкурируем с мировыми производителями. Если говорить о продажах за пределы России - это не только Казахстан, это Сербия и даже Германия. И если мы обычно разрабатываем оборудование, которое работает на севере при температуре до -80 градусов, то в этом месяце мы поставим свое оборудование в Африку, где +80! У нас создано специальное подразделение, которое работает над постоянным расширением географии поставок. 

Что касается развития предприятий, в основном, мы приобретаем оборудование по импорту - Европа, Япония, Тайвань, Южная Корея, в зависимости от того, где лучше соотношение цена-качество. Если случилась какая-то поломка, мы связываемся со специалистами по интернету, они дистанционно диагностируют оборудование и говорят, что нужно сделать. Вместе с оборудованием идут и самые современные технологии. 

- Создаете ли вы сами инновационный продукт?

- Сначала надо договориться о терминах. У каждого свое понимание инноваций. Вот скажите мне, инновационный продукт это или нет: единственная фирма в мире, голландская, производит горизонтальные регулирующие клапаны. Все покупают только там, все! И достаточное количество их закупают "Газпром", "Новатэк" и другие компании. Мы сделали свои разработки и начали уже поставки первых клапанов. Небольшой регулирующий клапан стоит более миллиона рублей. Что это? Инновационная продукция? Для нас - да. Поскольку в ней много технических решений, которые мы раньше не применяли, но их применяли в других компаниях. 

- То есть, вы ведете собственные исследования и разрабатываете свой продукт, правильно я понимаю?

- У нас сильный конструкторский и технологический отделы, отдел главного металлурга. Конечно, мы не Сколково, где поставлены задачи творить чудеса, но в машиностроении мы не стесняемся использовать имеющийся опыт. А там, где надо, мы ищем собственные решения. Сейчас освоение новой продукции - это сплошное импортозамещение, последние семь лет мы делаем то, что в России не производили. 

- Показатели впечатляют, и, как я понимаю, ваше предприятие – сейчас номер один в Зауралье. Анатолий Васильевич, поделитесь опытом, каким образом вам удалось не только сохранить, но и развить свое предприятие до такого уровня?

- Никаких секретов нет. Во-первых, команда. Поскольку мы с советских времен работали в "оборонке", у нас были хорошие инженерные кадры, организаторы производства, мы сделали все, чтобы сохранить кадры, у нас никакой чехарды нет, от нас уходят только на пенсию. Я имею ввиду высшее руководящее звено и хороших специалистов. Второе: вот говорят "ой, тяжело работать", мы четко понимаем, если нам становится легко работать, значит, мы идем куда-то не туда. Задачи должны всегда стоять сверхнапряженные. Постоянный контроль за ходом реализации, постоянная корректировка. Не страшно, если мы ошиблись, сделали что-то не так, страшно, если мы не будем двигаться вперед. 

На Урале мы первые рискнули и аттестовались на ISO, а затем на комплексную систему менеджмента.

- Как вам удается удержать кадры, по-особенному с ними работаете или вводите какие-то социальные льготы?

- Я не сторонник всех этих социальных льгот, еще помню, как во времена профсоюзов выяснялось, что по льготным путевкам почему-то ездят одни и те же люди. У нас сегодня нет дефицита по продуктам, бытовым предметам, если у человека есть деньги, он волен ими распорядиться, как пожелает. Поэтому то, что мы стараемся делать - это платить высокую заработную плату всем специалистам. И когда идет разговор: "Давайте повысим всем на 10% зарплату", я говорю: "Хорошо, а все повысили на 10% квалификацию?" Путь к высокой заработной плате - это квалификация. 

- Сколько составляет средняя заработная плата на заводе?

- 35 000 рублей. Дважды выплачиваем премии, одну к отпуску, вторую ко дню рождения. Это самые жизненные моменты, когда наиболее востребованы деньги. Кроме заработной платы, есть еще моральное стимулирование. У нас есть своя заводская газета, мы вручаем грамоты. Кроме того, ведем работу с молодежью. Речь идет не о тысячах, а о миллионах рублей. Это может быть поездка в аквапарк, поход в музей, боулинг, лыжные соревнования, волейбол, футбол - то, что наиболее востребовано. Многие мероприятия стараемся так организовать, чтобы работники могли пойти на них вместе со своими семьями. И еще одна сторона - это условия работы. Это современный интерьер, современные компьютеры, хорошее программное обеспечение, чтобы было приятно работать. Многие процессы у нас автоматизированы. Вот я нажал на кнопку - у меня появляется сводка с нескольких точек, она создается автоматически, не надо никому сидеть, составлять ее, минимум счетоводческой работы. Сейчас экономист посмотрел на нее и проанализировал. Работает логика, мыслительный процесс, а не то, что 2 и 2 складывать, а потом вычитать. Постоянно работаем над моментами, которые касаются организации рабочего места, чтобы мы могли двигаться вперед.  

- Если вы предоставляете своим работникам блага, то, вероятно, и требуете немало. Каков он, идеальный работник "Корвета"?

- У нас не может работать наркоман. У нас не может кто-то употреблять на территории предприятия спиртные напитки. У нас постоянно работает комиссия по культуре производства, и сейчас мы требования предъявляем не коллективу, а нарушителю. Его заметили, его и будем наказывать, если он оперативно не отреагирует на замечание специалиста. У нас не цель лишить премии, у нас цель - навести порядок. Те, кто не курят, получают пять дополнительных пунктов премии, таких все больше и больше. Это известный закон: нужно определиться с задачами, организовать выполнение этих задач, затем контроль исполнения и затем принимать какие-то корректирующие действия, чтобы все шло по намеченному плану. Нельзя расслабляться всем, начиная от директора, заканчивая рабочими.

- Анатолий Васильевич, когда-то вы возглавляли Союз промышленников, думаю, и сейчас вам не составляет труда проанализировать состояние промышленности в Курганской области: что ей необходимо на данный момент, в чем ее проблемы?

- В первую очередь нужно довести до среднего уровня Европы и США коррупцию в России, чтобы она не была столь запредельной, как сегодня. Второе, я был удивлен, когда в первый раз читал книгу Генри Форда, где он рассказывал о своей жизни, и выяснил, что его твердое убеждение: "Делайте общественно-полезное дело, прибыль придет сама!" Эта вещь, о которой РСПП следовало бы напоминать крупным промышленникам, а не шуметь, что следственному комитету разрешили возбуждать дела до налоговой проверки, если есть какие-то подозрения. Если вы честно платите налоги - какие проблемы? Но посмотрите, как государство может себя защитить от того, что кто-то из нас сговорится с налоговиками - откат дал, налоги не плачу. Как вот это сращивание, коррупцию победить в России, если не будет кто-то третий наблюдать?

Что касается ситуации в Курганской области, то в свое время здесь был серьезно испорчен инвестиционный климат. Это одна из основных причин. И дело не только в том, что тарифы на электроэнергию в нашей области самые высокие. Обидно, что "Курганский машиностроительный завод" в свое время, имея массу заказов, ушел в чьи-то руки, и вот сейчас им командуют по принципу "все, что получше, себе, все, что похуже, вам", завод "ходит в пасынках", очень тяжело работает. А мог бы быть головным. Ладно хоть он остался и работает. Еще более чудовищное произошло с КЗКТ, техника востребована, но она производится сегодня в Минске, Сарове, но не в Кургане. Такая же ерунда произошла с "Кургансельмашем". В поиске причин надо начинать с себя, во-первых, были виноваты руководители этих предприятий, во-вторых, власть. В свое время курганская промышленность многое потеряла, хорошо, что сейчас идет возрождение. На "Курганприборе" растут заказы, вернулся бывший директор "Икара", "Курганспецарматура" - завод набирает объемы, идет хорошее развитие, современные технологии в совершенно новой сфере. Есть хорошие точки роста, и пообещали нам, что приведут в соответствие тарифы на электроэнергию, инвестиционный климат улучшится, будем надеяться. Как говорится, после пожара трава растет значительно быстрее. 

- Вы упомянули, что поддержка властей промышленности необходима. Однако у вас есть опыт развития предприятия и без поддержки власти, насколько внимание регионального правительства важно?

- В одиночку всегда работать очень тяжело. Если бы мы взаимодействовали с властью и не допустили бы, чтобы у нас тарифы были выше, чем в соседних регионах, то у меня стояло бы полтора десятка дополнительных обрабатывающих центров. Власти бы получили дополнительный доход в виде достаточно серьезных налогов. Сейчас мы занимаемся темой кластеров, с помощью власти можем получить дополнительные инвестиции, преференции для области. Не от хорошей жизни я развивался полтора десятка лет в полной изоляции. С другой стороны я показал, что можно все это решить. По сути дела, это закон бизнеса, бизнесмен должен уметь делать все возможное, чтобы получить хороший результат в тех условиях, которые существуют, в то же время, оказывать свое влияние, чтобы эти условия менялись к лучшему. Первая часть выполнялась, вторая, к сожалению, не делалась. Застройка территории у нас 50% - можно развивать и развивать. 

- Планы "Корвета" на ближайшее будущее?

 - Сейчас идет направление в сторону минимизации численности работников на северах, для этого нужно автоматическое управление скважин. Мы поставляем туда, как в простонародье говорят, "домик", начиненный механикой, туда подходят только провода и все, и на пульт диспетчерской выходят все данные по работе скважин. Оттуда подаются команды. В случае возникновения аварийной ситуации, срабатывают все механизмы в автоматическом режиме, гидравлика позволяет от нескольких часов до двух недель работать в автоматическом режиме и не допустить аварии. Если я говорил об оборудовании, которое рассчитано на 1050 атмосфер, то это еще не предел, есть на полторы тысячи атмосфер, мы работаем в этом направлении. Новые рынки, новые изделия, расширение номенклатуры. Мы хотим, чтобы у нас, как в большом торговом центре, заказчик пришел, а мы - "пожалуйста - это и это, и даже тележку в руки не берите, мы сами вам все погрузим, привезем, вышлем шеф-монтажников". Сервис, как на западе, по-другому нельзя, потому как сегодня мы конкурируем с западными фирмами. И цель не только стать конкурентами, но и победить в этой борьбе. 

23.09.2014
Татьяна Хильчук, информационное агентство "Росмедиаконсалтинг"

Комментарии

Служба «03» 12.10.2014 15:18

Смотря для кого.

Налог. 11.11.2016 19:13

И увольняют без причин.

Оставить комментарий