16 +

Минфин смягчает антиофшорный закон

Минфин смягчает антиофшорный закон

 Ведомство готово вывести из-под него большинство иностранных «дочек» российских компаний. 

 Под закон подпадают акционеры с долей фактического владения выше 50%, после переходного периода — 25%; РСПП предлагает оставить 50%. Закон не распространяется на компании стран из белого списка, если эффективная ставка налога на прибыль не ниже 15% (75% российской, а она — 20%). Реальная ставка на Кипре, к примеру, — 12,5%, эффективная бывает и 0%. РСПП предлагает рассчитать и для России не реальную, а эффективную ставку, она будет заметно ниже 20%, и от нее брать 75%.

Под новый налог должны попасть только «офшорные кошельки» — явно фиктивные «дочки», которые выводят прибыль из России и других стран под видом пассивных доходов. Компании должны будут пройти тест на активность — доля доходов от реальных инвестиций и операций должна превышать долю пассивных; на сколько именно, не решено, но существенно выше 50%, указывает один из чиновников. Надо еще решить вопрос с пограничными ситуациями, отмечает член РСПП: доля одних доходов в определенный момент может быть ниже или выше порога — есть риск претензий налоговиков, пишут «Ведомости».

Минфин до сих пор опасался, что компании будут имитировать активность — он был готов лишь разрешить уменьшать активные доходы иностранных «дочек» на инвестиционный вычет. Но компании сетовали, что тогда будут проигрывать конкурентам: в большинстве стран активные КИК налогом не облагаются. В Великобритании, к примеру, с 2012 г. облагается только прибыль с территории Великобритании, знает партнер John Tiner & Partners Владимир Гидирим. Во многих странах доля активных операций КИК должна быть не менее 50%, а в Италии и Германии действуют отраслевые исключения, продолжает партнер EY Марина Белякова: на индустриальные проекты или на добычу полезных ископаемых.

Большие проблемы могли возникнуть у брокеров и дилеров: через их «дочек» на Кипре российские инвесторы под видом иностранцев инвестируют в Россию. Брокер получает доход от услуг трейдинга, который к пассивным не относится, отмечает президент «Финама» Владислав Кочетков, но под закон подпадут клиенты компании. Закон не должен мешать глобальной экспансии бизнеса, объясняет чиновник: он и в таком виде достигает цели деофшоризации — предотвратить вывод российской прибыли.

Руководитель российской госкомпании считает, что налоговики взвалили на себя сложную задачу: «Никогда им до конца не разобраться в типе всех операций — нужно досконально проверить сотни «дочек» разных компаний из отраслей с разной спецификой».

06.10.2014

Оставить комментарий