16 +

Владимир Путин: «Наша экономика преодолеет нынешнюю ситуацию»

Владимир Путин: «Наша экономика преодолеет нынешнюю ситуацию»

Президент России сегодня, 18 декабря, дал традиционную большую пресс-конференцию для представителей СМИ.

На мероприятие были аккредитованы 1259 российских и иностранных журналистов.

В начале пресс-конференции глава государства кратко рассказал о результатах работы за текущий год. А затем журналисты получили возможность задать Президенту интересующие их вопросы. Представителей СМИ в основном интересовали Украина, кризис в экономике, падение рубля, взаимоотношения власти и бизнеса, но в целом тематика вопросов была довольно широкой и разнообразной.

Наиболее интересные, актуальные и важные ответы и высказывания Владимира Путина представляем вниманию читателей информационно-делового портала «Область 45».

О результатах работы в 2014 году

- Рост ВВП за 10 месяцев текущего года составил 0,7%. Сальдо торгового баланса выросло на 13,3 млрд долларов и составило 148,4 млрд долларов. После прошлогодней паузы немного ускорилось промышленное производство. Его рост составил 1,7%. Продолжает развиваться агропромышленный комплекс. Ожидаю, что по итогам года его рост составит 3,3%. Особо отмечу, что в этом году мы собрали рекордный урожай – 104 млн тонн.

Федеральный бюджет в этом году будет сверстан с профицитом. Доходы превысят расходы на 1,2 трлн рублей, что составит примерно 1,9% ВВП. Точные цифры минфин еще досчитывает, но то, что бюджет будет профицитный – это точно.

Главный итог года в социальной сфере – позитивная демографическая динамика. Естественный прирост населения за 10 месяцев 2014 года составил 37,1 тыс. человек.

Об экономической ситуации и национальной валюте

- Что касается текущей ситуации, то очевидно, что главный вопрос, который интересует граждан страны, - в каком состоянии находится национальная экономика, валюта и как будет развиваться ситуация в дальнейшем?

Нынешняя ситуация спровоцирована внешними факторами. Но из того, что планировали, мы многое сделали по диверсификации нашей экономики в течение предыдущих 20 лет. Сделать это было сложно с учетом той внешнеэкономической конъюктуры, когда бизнес старался вкладывать деньги туда, где можно извлечь максимальную и быструю прибыль. Перестроить этот механизм достаточно сложно. Но сегодня ситуация поменялась. На нее влияют внешнеэкономические факторы – цена на энергоносители, на нефть и газ. Центральный банк и Правительство РФ принимают в сложившейся ситуации, считаю, адекватные меры. К ним есть вопросы по поводу своевременности этих мер, но в целом действие происходит в правильном направлении.

Надеюсь, что вчерашнее и сегодняшнее снижение курса иностранной валюты сохранится. Это возможно. Как возможно и дальнейшее снижение цен на нефть, что повлияет на национальную валюту, а следовательно и все другие показатели, включая инфляцию и т.д.
В данной ситуации мы собираемся использовать меры, которые достаточно успешно применяли в 2008 году. Это позволит, хочу подчеркнуть, сохранить все плановые показатели по социальным вопросам и проблемам. Имею ввиду, прежде всего, пенсии, заработные платы бюджетников и т.д. Безусловно, если ситуация будет развиваться неблагоприятно, то придется вносить коррективы в планы. Но также безусловно, и я хочу это подчеркнуть, «отскок в плюс», как говорят специалисты, последующий рост и выход из нынешней ситуации неизбежны. На то есть, как минимум, две причины. Во-первых, будет сохраняться рост мировой экономики, и наша экономика выйдет из сегодняшней ситуации. Сколько на это потребуется времени? При самом неблагоприятном стечении обстоятельству, думаю, что около двух лет. А после этого рост неизбежен, потому что и внешняя экономическая конъюктура будет меняться. Но и за это время нам удастся многое сделать по диверсификации нашей экономики, нас сама жизнь заставит это делать, поскольку по-другому просто невозможно будет функционировать.

А пока будем исполнять все социальные обязательства, опираясь на те резервы, которые у нас есть. А они немаленькие. Резерв ЦБ – 419 млрд долларов. Общий объем резервов – 8,4 трлн руб.

Но ситуация может выправиться и раньше. Что, собственно говоря, сейчас делают ЦБ и Правительство? Во-первых, подняли ключевую ставку. Но надеюсь она будет держаться не весь период этих сложных событий. Мой оптимизм основан на том, что экономика неизбежно будет приспосабливаться к жизни и работе в условиях низких цен на энергоносители. Как быстро произойдет это приспособление, я не знаю. Но оно неизбежно!

ЦБ, чтобы стабилизировать национальную валюту, пока нужно немного зажать рублевую ликвидность, отпустить и дать возможность доступа участников экономической деятельности к валютной ликвидности. А ставка по валюте у него итак достаточно низкая – всего 0,5%. Снижать ее или не снижать – ЦБ должен это чувствовать и соответствующе реагировать, не раздавать золотовалютные резервы, не палить их на рынке, а идти по предоставлению кредитных ресурсов. Но они, собственно говоря, это тоже делают. Один из известных инструментов – так называемые РЕПО. Либо на один день дают, на неделю, на 28 дней и на год. Это возвратные деньги, но они дают возможность участникам экономической деятельности воспользоваться этими валютными ресурсами. И делается всё правильно. Только делать нужно на полшага быстрее.

Правительство также не должно забывать про свою меру ответственности. Нужно работать с теми же экспортёрами, у которых достаточно большая валютная выручка. Необходимы и другие меры по линии Правительства. Если борьба с инфляцией – это забота ЦБ, то цены на бензин и продукты питания – уже дело Правительства. Если требуется, нужно еженедельно встречаться с участниками рынка, нефтяными компаниями, которые этот рынок мнополизировали.

О бизнесе

- Когда внешнеэкономическая конъюктура подталкивает участников экономической деятельности вкладывать деньги, скажем, в энергетику или металлургическую промышленность, то, как бы правительство не старалось настроить инструменты налогообложения, льготирования несырьевого бизнеса, сделать это сложно, поскольку ресурсов бюджета на это, как правило, не хватает.

Мы стараемся создать более благоприятные условия для развития производственной части бизнеса, реального производства, но это идёт довольно сложно. Особенно тогда, когда можно получить большую выгоду, вкладывая деньги в энергетику. Вы знаете, наверное, 80% обращений в Правительство как минимум, связано не с тем, чтобы вложить деньги в высокотехнологичные сферы, а чтобы получить какое-то месторождение. Почему? Потому что там деньги быстрые и большие.

Нынешней ситуацией нужно воспользоваться, чтобы создать условия для производственного бизнеса и диверсификации экономики. Надеюсь, что именно сегодняшняя конъюнктура поможет нам это сделать.

Нужно создать благоприятные условия для ведения бизнеса, обеспечить свободу предпринимательства, нужно гарантировать собственность, перестать с помощью правоохранительных органов гонять всех, кто не понравится, и использовать эти инструменты для конкурентной борьбы. Нужно увеличить льготирование производственной части, нужно поднимать регионы Российской Федерации, которые требуют особого внимания, такие как Дальний Восток например.

В своем послании федеральному собранию я изложил целую программу того, что мы должны сделать для бизнеса.
Сколько мы планируем вернуть капитала в рамках его амнистии? Вообще не планируем никаких цифр. Вопрос не в возврате капитала, это не фискальная мера. Если бизнес хочет оставить деньги и имущество за границей, пусть оставляет. Вопрос в легализации, в том, чтобы они зарегистрировались здесь. Я лично буду следить за тем, чтобы не было никаких нарушений в отношении механизмов и гарантий. Хочу предупредить всех своих коллег, в том числе из правоохранительных органов, будем принимать самые жёсткие меры к тем, кто будет нарушать тот принцип, о котором я сейчас сказал. Считаю, что никаких фильтров не должно быть. Все, кто хочет сюда прийти, здесь зарегистрироваться, легализоваться, должен получить такое право. По поводу криминального характера действует презумпция невиновности, о которой я уже много раз говорил. Если не будет ничего другого, то всё считается легальным. Ну и, наконец, механизмы. Пока они не отработаны, об этом нужно думать, Правительство сейчас работает. Я считаю, что нужно легализовать не только то имущество, которое есть в офшорах, но и то имущество, которое записано, переписано, скрыто на каких-то подставных фирмах, на родственников и так далее внутри самой России. Нужно всем заявить один раз о том, что кому принадлежит, перевернуть эту страничку и пойти дальше.

О ситуации на Украине

В нашем общественном сознании то, что происходит на юго-востоке Украины, действительно карательная операция, но она проводится сегодняшними киевскими властями, а не наоборот. Ведь это не ополченцы юго-востока направили свои боевые подразделения к Киеву, а, напротив, киевские власти подогнали вооружённые силы к юго-востоку, используют систему залпового огня, артиллерию и боевую авиацию.

Проблема в том, что после совершения государственного переворота в Киеве часть страны не согласилась с таким развитием событий. Вместо того, чтобы начать с этой частью хоть какой-то политический диалог, прибегли к милицейскому давлению, потом подключили армию. А сегодня уже пытаются решить вопрос силовым способом с помощью экономической блокады.

Считаю, что этот путь абсолютно бесперспективный и вредный для судеб государственности Украины и для украинского народа. Надеюсь, что нам удастся в ходе диалога – а мы готовы выступать здесь как посредники – выйти всё-таки на прямой именно политический диалог и этими способами и политическими инструментами урегулировать ситуацию вплоть до восстановления единого политического пространства.

И процессы происходящие сейчас в нашей экономике – это не расплата за Крым! Это плата за наше естественное желание самосохраниться как нация, как государство. Я вспомнил наш наиболее узнаваемый символ – медведя. И мне пришла в голову такая мысль: может быть, мишке нашему надо посидеть спокойненько, не гонять поросят и подсвинков по тайге, а питаться ягодками, медком. Может быть, его тогда в покое оставят? Не оставят! Потому что будут всегда стремиться к тому, чтобы посадить его на цепь. А как только удастся посадить на цепь, вырвут и зубы, и когти. В сегодняшнем понимании это силы ядерного сдерживания. Как только, не дай бог, это произойдёт, и мишка не нужен, так тайгу будут сразу прибирать. Поэтому дело не в Крыме, а в том, что мы защищаем свою самостоятельность, свой суверенитет и право на существование. Вот это мы все должны понять.

Ситуация на Украине должна быть решена, повторюсь, политическими средствами, а не с помощью давления, всё равно какого: либо экономической блокады, либо применением вооружённых сил. К этому должны стремиться обе стороны. И нужно уважать людей, которые живут на юго-востоке Украины. Нужно восстанавливать экономические связи. Известно, что значительная часть электроэнергетики Украины работает на донбасских углях, но до сих пор не покупают. Нас просили оказать давление на юго-восток Украины, на Донбасс, чтобы горняки согласились поставлять уголь. Мы это сделали, но до сих пор его не покупают. Почему? Потому что закрыли все банки, невозможно расплатиться. Мне коллеги буквально позавчера сказали: «Да, мы готовы платить, мы перечислили предоплату». Выясняю – нет никакой предоплаты. Карточки-то не работают. И так по каждому вопросу. Тем не менее, другого пути, кроме как пути мирного урегулирования, не существует.

Что касается минских договорённостей, это очень важная часть, и мы – за их исполнение, потому что, во-первых, я был одним из инициаторов самой встречи в Минске вместе с Петром Алексеевичем Порошенко. Безусловно, Президент Украины хочет урегулирования, и у меня нет сомнений в том, что он стремится к этому. Но он там не один. Мы сейчас слышим уже заявления других должностных лиц о том, что нужно там чуть ли не воевать до конца, что всё может привести к какому-то общеконтинентальному кризису. Мы слышим много воинственных заявлений. Думаю, что Президент Порошенко настроен всё-таки на урегулирование, но нужны конкретные действия, нужны шаги.

Все настаивают на обмене военнопленными. Я считаю, что нужно всех поменять на всех без всяких условий. Но жизнь сложнее. Когда появляются списки, выясняется, что – во всяком случае, как нам говорят представители ополчения Донбасса – в этих списках с украинской стороны есть лица, которые были задержаны совсем не в связи с боевыми действиями на юго-востоке Украины, а где-нибудь в Херсоне или Одессе, надо сверять эти списки. Мы, тем не менее, настаиваем. Я считаю, нужно, чтобы люди до Нового года, до Рождества оказались в своих семьях – вне зависимости ни от каких других обстоятельств.

Сейчас договорились о том, что в ближайшее время в форме видеоконференции должен состояться диалог, а следующий шаг должен произойти уже на встрече в Минске. Но здесь важно ещё и другое: чтобы киевские власти тоже исполняли все свои договорённости. Была договорённость о том, что будет принят закон об амнистии. Где он? Нам всё время говорят о том, что был принят закон об особом статусе. Но он не мог действовать, потому что закон мог вступить в силу и реально начать работать только тогда, когда был бы принят другой акт об этой разделительной линии, а он так и не был принят. Поэтому нужно прекратить заниматься компиляцией. Нужно понять, что если Украина хочет восстановить мир, спокойствие и территориальную целостность, то нужно уважать людей, которые проживают на отдельных территориях страны, а уважая, вести с ними прямой, открытый, честный политический диалог, именно политический, и прекратить давление. Надеюсь, что в конце концов по этому пути все и пойдут.

Вы знаете мою позицию, я много раз говорил о том, что совершён госпереворот, и это огромная ошибка. Я никого не обвиняю – просто констатирую факт. Но, тоже не вдаваясь в детали и подробности, скажу о дискуссиях, которые у нас с партнёрами на этот счёт есть. Вы знаете известное соглашение между оппозицией на Украине и властью от 21 февраля. Соглашение подписано, три министра иностранных дел, как гаранты этого соглашения, подписались: Германия, Польша и Франция. Мы имели разговоры с руководством Соединённых Штатов Америки, нам всё время говорили: только пусть Янукович не применяет силу. Он не применил. Результат – госпереворот. Нам говорят: «Ну а что мы могли сделать? Ситуация вышла из-под контроля, это называется «эксцесс исполнителя» в уголовном праве». Позвольте, если это эксцесс исполнителя, что вы должны были бы сказать, даже если вы не смогли остановить этих радикалов, которые ворвались в администрацию президента и захватили здание правительства? Вы должны были им сказать: «Знаете что, ребята, мы хотим вас видеть в Европе, мы хотим, чтобы вы подписали и ратифицировали соглашение об ассоциации, вы часть европейской семьи. Но если вы будете действовать таким способом, то вы никогда не будете в Европе и мы вас никогда не поддержим. Ну-ка, давайте возвращайтесь к соглашению 21 февраля, образуйте правительство национального единства и работайте вместе!»
Я уверен, что если бы такая позиция была занята, то сейчас не было бы ни гражданской войны на Украине и не было бы многочисленных жертв. Наши коллеги заняли другую позицию: от пирожков на Майдане перешли к посулам и обещаниям и политического, и экономического характера. Кстати, денежки-то надо заплатить украинскому народу, нет же ни фига, никто ничего не платит. Денег практически не дают, всё только через международные финансовые организации. Поэтому я считаю, наша позиция была изначально абсолютно выверенной и объективной.

О сельском хозяйстве

- Безусловно, я разделяю озабоченность представителей сельского хозяйства по поводу того, что в современных условиях нелегко работать. Но вместе с тем нельзя и не разделять оптимизма тех, кто считает, что расчистка внутреннего рынка для отечественных производителей создаёт дополнительные серьёзные возможности для развития сельского хозяйства. Что касается кадров, то, конечно, об этом нужно подумать заранее, и государство об этом думает. Это касается и подготовки средних специалистов, и подготовки специалистов в высшем звене. Всеми этими кадровыми возможностями надо пользоваться. У нас замечательные высшие и средние учебные заведения, которые готовят специалистов в области сельского хозяйства. У нас Академия сельского хозяйства влилась в большую академию. Я очень надеюсь, что это даст синергетический положительный эффект и для этой важнейшей отрасли российской экономики.

Кроме всего прочего Правительство приняло дополнительно решение добавить около 20 миллиардов в следующем году, помощь сельскому хозяйству будет где-то в 200 миллиардов рублей по разным направлениям. Надеюсь, что аграрии это почувствуют. Нам, конечно, очень важно сейчас сделать так, чтобы средства, которые будут получены в результате реализации рекордного урожая в 104 миллиона, дошли до сельхозпроизводителей, чтобы они ни в коем случае не осели исключительно в каком-то среднем посредническом звене.

Об ипотеке

- Ипотека - это реально очень серьёзный вопрос сейчас. Конечно, при 17% ключевой ставки Центрального банка развивать ипотеку – сложное дело, если вообще возможное. Должен сказать, что за предыдущий и нынешний годы ипотека развивалась большими темпами, чем мы ожидали. А после того, как ключевые ставки Центрального банка с начала года с 5,5% увеличивались, объём ипотеки не сокращался, а коммерческие банки, как это ни странно, не повышали соответственно уровень ипотечных кредитов. Я очень надеюсь, что и сейчас банки не будут спешить с пересмотром ставок под ипотечные кредиты. Ведь это важно и для людей, и для решения социальных задач, обеспечения жильём, это важно и для экономики, потому что примерно 30–35% от общего объёма финансирования по ипотеке идёт непосредственно прямо в строительную отрасль, а она является мультипликатором для целого ряда других отраслей промышленности. Но, без всяких сомнений, если эта ставка задержится на какое-то время, Правительство, да и Банк России должны будут подумать над специальными инструментами для поддержки ипотеки: и специальной (имею в виду молодых специалистов, молодых учёных, молодые семьи, военнослужащих), и общей. Какие здесь возможны варианты? Самые разные, но суть в одном: субсидирование, ничего другого мы не придумаем. Очень важно, и это возможно сделать, чтобы такой сегмент, очень важный для людей и для экономики, был сохранён. Напомню, если есть хороший проект, экономически целесообразный, выгодный и стабильный, нужно прийти в коммерческий банк, этот банк должен прийти в соответствующую правительственную комиссию, правительственная комиссия должна подтвердить, что это действительно эффективный и жизнеспособный проект. И банк под это получает соответствующую ликвидность из Центрального банка под ключевую ставку, в данном случае 6,5% или 9%. Вот это для малого и среднего бизнеса и для проектного финансирования сохранено. То же самое или что-то подобное можно сделать и для ипотеки.
 

18.12.2014
Информационное агентство "Росмедиаконсалтинг"

Оставить комментарий