16 +

Финансисты назвали самый сложный месяц в российской экономике

Финансисты назвали самый сложный месяц в российской экономике

Руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников смоделировал развитие экономической ситуации в 2016 году.  

- Я буду говорить об ощущениях некоего общего вектора-2016. Начало года окажется тяжелым - спад продолжится, хотя и не усилится после традиционно провального января,- приводит слова эксперта «Российская газета». - Февраль и март - противоречивы и неустойчивы. Рост цен станет отыгрывать факторы своего разгона, сложившиеся в ходе прошлого года: ослабление курса рубля, ограничительные меры на турецком и украинском треках и т.п.

Далее картина до конца первого полугодия будет напоминать траекторию-2015 - постепенное исчерпание потенциала спада с возможным нулевым (сезонно очищенным) помесячным темпом ВВП в июне. Если к этому времени инфляция в годовом выражении опустится даже с учетом индексации тарифов и т.п. до 10 процентов, то в июле увидим плюсы по основным макропоказателям.

По словам Масленникова, август - зона риска. Возрастает соблазн принимать решения в экономической и социальной политике с учетом логики избирательного цикла.

- С другой стороны, приспособление к «новой реальности» потребует ясных действий по структурной повестке, - продолжает он. - Экономическая динамика до конца года во многом будет зависеть от того, каким образом удастся непротиворечиво взаимоувязать эти две ее движущие силы в конкретной практике госуправления. Вопрос - не праздный, так как от ответа зависят одновременно и социальная стабильность (нужно убедительно отыграть большую часть спада-2015 по реальным зарплатам и реальным доходам населения), и доверие бизнеса, запускающее мотор инвестиционного роста. Немалую роль в восстановлении такого рода мотиваций должна сыграть работа над бюджетом 2017-2019 годов.

Ноябрь же вместе с декабрем могут оказаться наиболее тучными. Во-первых, наступает ясность с бюджетом, раскладом в стане законодателей, намерениями правительства, ценой денег на 2017 год (даже при годовой инфляции в 7,5-8% - это уже другой порядок ключевой и соответственно кредитных ставок). Во-вторых, если (будем надеяться) не полыхнет на Ближнем Востоке, то нефтерынок заметно приблизится к балансу предложения и спроса, что отразится на сглаживании волатильности рублевого курса и предсказуемости ценовых параметров crude oil (сырой нефти).

Годовые темпы ВВП могут оставаться все еще отрицательными, но из технической рецессии экономика наконец-то выберется.

Все эти события в российской экономике будут развиваться на фоне продолжающегося торможения.

К перешедшим из прошлого года факторам Украины и Сирии уже добавился новый виток ближне- и средневосточной напряженности с нарастающим потенциалом макрорегионального конфликта, который может захватить немалое число нефтедобывающих стран. Испытание термоядерного оружия в КНДР, продолжение борьбы за Фолклендские (Мальвинские) острова, намерение к чему объявлено новым политическим лидером Аргентины, и многое другое. Выглядит все это тревожно.

Напряженность в Заливе в связи с разломом отношений Эр-Рияда и Тегерана уже сказывается на нефтеценах. Даже если грозовые облака начнут понемногу разгоняться, последствия в виде повышенной и резкой волатильности рынка, видимо, уже неизбежны. Скачки котировок будут переноситься на валютный курс рубля, внутренние цены и далее.

Второй «котел», где варится «бульон» рисков для глобального хозяйства - экономика Поднебесной. Начало года с обвалом фондового рынка на 7% и очередным крутым ослаблением юаня показало, что состояние финансовой индустрии в стране остается крайне хрупким. Китайские риски уже обрели общемировое измерение.

Еще одна территория рисков - за океаном. ФРС США, начав в принципе неизбежную нормализацию денежно-кредитной политики, поставила множество вопросов перед участниками практически всех рынков. Когда на доллар приходится до половины всех международных платежей и расчетов, то от его динамики зависит очень многое. Однако неопределенность траектории остается очень высокой. Вот, и приходится включать "режим ожидания", по меньшей мере, до марта. Слишком сильный доллар нам некстати - толчок вниз получают цены на все биржевые товары (а это - главные статьи российского экспорта), дорожает корпоративный внешний долг и его обслуживание и т.п.

Но и со слабым долларом тоже далеко не благостно. Переукрепленный рубль тоже ведет к неоднозначным последствиям и по условиям торговли, и в связи со сдерживанием импортозамещения, и по общей картине промвыпуска.

Внешние факторы-2016 уже включили «желтый» движению российской экономики по маршруту следующего года. Требуется максимальная осторожность. Итоги одиннадцати месяцев прошлого года, когда все основные макропоказатели ушли в отрицательную область, привели к тому, что на "рынке прогнозов" стали доминировать "медведи". У продолжения пусть и вялотекущей рецессии вероятности прибавилось.

Между тем сбываемость прогнозов - всегда функция от содержания экономической политики. Рисков на этой стезе, в том числе и реализовавшихся, в прошлом году было предостаточно. Пора их переводить в категорию шансов, когда решающее значение для выхода в режим устойчивого и неинерционного (то есть уверенно набирающего через год-два темп в 3 процента и выше) роста имеет актуализация структурной повестки. В принципе многие ее пункты, так или иначе, сформулированы в основных направлениях деятельности правительства до 2018 года. Если в этом году удастся перевести стрелки на такое «новое время», то это станет главным экономическим хитом-2016. 

10.01.2016
Информационное агентство "Росмедиаконсалтинг". Фото Анны Макаровой.

Комментарии

Катя 10.01.2016 10:21

да весь год опять тяжелым для экономике будет.

Оставить комментарий


0.33587503433228