16 +

«Свидетели пьяные, эксперты — не эксперты». В Зауралье родственники осужденного бьются за правосудие. ВИДЕО

«Свидетели пьяные, эксперты — не эксперты». В Зауралье родственники осужденного бьются за правосудие. ВИДЕО

В Катайском районном суде состоялось оглашение приговора двум молодым людям. По этому делу апелляционная инстанция, Курганский областной суд, уже отменяла первый приговор, и дело слушали повторно.

Родственники осужденного не перестают бороться за справедливость, при этом пострадавшая сторона сочувствует, признавая строгость наказания. Подробности в материале «Область 45».

- Признать Игбаева Мурадбека виновным в совершении преступления, предусмотренного часть 4 стать 111 УК РФ, и назначить наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима, - огласил приговор Евгений Поташкин, судья Катайского районного суда. 

Полтора года семья Игбаевых бьется за то, чтобы вытащить своего брата, мужа, сына из тюрьмы. Но результат пока тот же, что и до апелляции, 9 лет заключения.

Мурадбек 13 февраля 2016 года сходил в гости к другу Максиму, но уже на следующий день молодого человека забрали в полицию. Трагедия произошла в катайском общежитии. Все случилось в комнате подруги погибшего Кристины Евграфовой. Там часто собирались компании. Но сейчас в квартире пусто — с основным свидетелем обвинения поговорить не удалось. Соседи рассказали, что она находится в колонии. 

В тот вечер 13 февраля Мурадбек с Анатолием пришли к Максиму. По версии обвинения, молодые люди били потерпевшего в голову, от чего он на следующий день умер. Самого избиения никто не видел. В суде свидетели обвинения ссылались на письменные показания, хотя в момент преступления все были пьяны.

- Все свидетели говорят, что они были пьяными, когда их допрашивали. Естественно, судья кладет в основу показания следователя, что он проводил все в рамках закона. А какой следователь, которого будут обвинять в чем-то, скажет, что действовал не в рамках закона. Но вы проверьте, почему они говорят, что они были пьяные, - говорит Александр Андрюков, правозащитник.

- Там страшно в этом общежитии, - говорит сестра подсудимого Шолпан Марзашева. - Нормальные люди там не живут. У меня было такое мнение, что там живут только алкаши. Он общался с Максимом, но у него не было мотивов его убивать, они общались с детства.

- Я на 100% уверена, что он этого не совершал, - уверена другая сестра Айжан Баргулова. - Наш Катайский районный суд никак не хочет разобраться, чтобы на их месте сидел тот, кто действительно убил Максима Плотникова. Но я надеюсь, что справедливость восторжествует. 

В деле были и другие свидетельские показания. До злополучного 13 февраля во дворе дома потерпевшего побили подростки. Заключения независимых судмедэкспертов из Челябинска и Екатеринбурга подтвердили, что гематома, которая стала смертельной, возникла до встречи с осужденными. Но суд эти показания не принял во внимание.

- Те эксперты, которые были приглашены, давали подписку об уголовной ответственности по статье 307 УК РФ, и дают обоснованные заключения, что те экспертизы в том или ином моменте не правильны, он их отвергает, - сказал правозащитник. - На основании чего? Он должен был мотивировать. Пишет «Не имели права». Как не имели права? Они лицензированные эксперты, которые дают заключение. 

По мнению правозащитника, судья учел показания с обвинительным уклоном, причем сделал это без обоснования. Судебная реформа, которая объявлена в России с 1990-х годов предполагает, что суд становится площадкой для состязания обвинения и защиты.

- Именно доводы адвокатов были мотивированы, направлены на достижение цели — установить истину по делу, - убежден Андрюков. - Были заявлены ходатайства о проведении дополнительных экспертиз, чтобы было установлено, действительно ли он был избит до того еще. Но вы проверьте тогда.

Суд имел право назначить дополнительную экспертизу, раз она разнилась, но этого сделано не было. В основу обвинения легло заключение курганских судебно-медицинских экспертов. Но эксперт не был приглашен в суд для дачи показаний, их просто зачитали.

- Если разбиралось дело и зачитывалась его экспертиза, и адвокаты говорят, что эксперт не указал, какой литературой он пользовался. Хотя это предусмотрено нормами закона, - рассказал правозащитник. - Судья говорит, ну, не важно. Как не важно? На основании чего он делал свое заключение? 

По мнению правозащитника, таким образом, нарушен основной принцип правосудия - презумпция невиновности, которая гарантирована Конституцией РФ.

Родственники Игбаева сдаваться не собираются. Хотят подавать апелляцию в вышестоящую инстанцию. 

20.10.2017
Служба информации телекомпании «Область 45»

Комментарии

Сергей 21.10.2017 11:16

Судью на кол и снова прокурорская проверка по делу.А потом судью лишить всего.

Сергей 23.10.2017 15:04

В Куртамышском суде по такому же сценарию осуждён Бокпасов по ст.111 УК к лишению свободы!!!

есаул 24.10.2017 23:47

бардак в органах правосудия.а парням на нарах париться!!!

Оставить комментарий


0.12480306625366