16 +

Осадный Вильнюс, Ялта без связи и танки на Красной площади. Очевидцы путча вспоминают крах ГКЧП

Осадный Вильнюс, Ялта без связи и танки на Красной площади. Очевидцы путча вспоминают крах ГКЧП

Балет «Лебединое озеро», Ельцин на танке, толпа народу и торжество демократии. Путч случился в августе 1991 года. Как исторические для страны события выглядели изнутри — журналистам «Область 45» рассказали очевидцы.

Граждане Советского Союза узнали о начале событий августа 1991 года, который впоследствии назвали путчем, из выпуска программы «Время». Группа министров СССР создали госкомиссию по чрезвычайному положению - ГКЧП. Объяснили это стремлением сохранить страну и вывести ее из экономического кризиса.

- Я включаю телевизор, идут новости, два диктора программы «Время» сообщают, что в России чрезвычайное положение. Создан комитет, перечисляют тех, кто в комитете, - вспоминает 19 августа Людмила Дорофеева. - Я сначала ничего не поняла. Понимаю, что что-то происходит, и понимаю, что это угроза тем переменам, которые мы поддерживаем. Только я это прослушала, слышу ты-ды-ды, смотрю в окно, на набережную Москвы-реки выходили окна, уже танки. 

Жительница Кургана Людмила Дорофеева события наблюдала из окна гостиницы «Россия», которая находилась на Красной площади. В те дни она прилетела в Москву на Международную конференцию библиотекарей. Но об учебе, говорит трудно было думать.

- Мысли только о том, что происходит. Шепот стоит, там, у Белого дома, митинг идет. Раз, и все к Белому дому. А там слышу голос хриплый, Ельцин на танке. Руцкой прикрывает его защитным жилетом от пуль. Скандировали все: «Ельцин, Ельцин!», и я скандировала, - говорит с улыбкой Людмила Дорофеева.

Но еще накануне появления информации в программе «Время» очевидцы вспоминают произошедшее в Литве. Жительница Кургана Светлана Кирьянова в этот момент находилась в Вильнюсе.

- Первое, в день 17 августа, от чего я проснулась, от крика хозяйки дома: «Началась война!» Сначала спросонья было непонятно, какая война в мирное время, все хорошо, все красиво. Мы в центре Вильнюса находимся, какая может быть война. Потом, когда начали задавать вопросы, что происходит, она это увидела по телевизору, по радио или увидела из окна. Это была семья военных. Окна их квартиры выходили на военную часть, - делится воспоминаниями Светлана Кирьянова, очевидец августовских событий 1991 года.

Территория перед домом буквально на глазах заполнилась людьми в форме. Из воспоминаний тех дней — поход в продуктовый магазин.

- Когда я вышла из дома и увидела, что и у того и у другого дома у подъезда стоят часовые с автоматами наперевес, - сказала Светлана. - И когда я вышла, подумала, меня вообще обратно пустят, когда я вернусь, и что будет. Когда я пришла в магазин, огляделась, люди что-то понимали, что-то нет. Но я поняла, что надо говорить не на русском, а каком-то таком, с акцентом литовским. 

Светлана говорит, было страшно ведь именно с Литвы начались процессы развала страны. В 1990 году Прибалтийская страна заявила о своей независимости. В январе 1991 года там были беспорядки, где погибли 15 человек. В августе кровопролития удалось избежать, но пугала техника.

- Было страшно, когда вечером по улицам Вильнюса ехали танки. Это была ночь, темнота, они ехали, когда было темно. Мы услышали этот грохот специфический и уже из подъезда и оттуда наблюдали. Когда шла колонна танков, вспоминаешь фильмы о Великой Отечественной войне и становится страшно, - говорит Светлана Кирьянова.

Жительница Шадринска Светлана Емельянова отдызала в то время в Крыму, где Горбачев был в отпуске на даче. Светлана остановилась с друзьями в Ялте.

- И вот 18 августа, видим, что наши хозяева как-то странно себя ведут, шепчутся. Мы выходим, и они нам отдают паспорта. А тогда, когда приезжали и снимали квартиру, забирали документы, чтобы прописать. Она говорит, ребята, вот вам паспорта, очень нехорошие события назревают, - вспоминает Светлана Емельянова. - И рассказали, что кто-то из родственников приехал, говорит, дороги в Форос перекрыты, из Ялты практически невозможно выехать. Везде посты, что происходит точно не знают, но вроде бы что-то с Горбачевым. 

По версии первого президента СССР на даче его заблокировали. В осажденной резиденции он тогда записал обращение к народу.

- Допущен грубый обман народа, на основе которого совершен антиконституционный переворот, - вещал Михаил Горачев на записи, которая сохранилась и была показана в программе «Взгляд».

Тем временем, ялтинцы и гости Крыма, в числе которых и зауральцы, находились в прострации. Не работало радио, по телевидению транслировали балет «Лебединое озеро», не выходили газеты.

- По вечерам люди собирались на набережной в Ялте. Связь была через старые приемники, которые ловили у воды. Что-то можно было услышать, - рассказывает Светлана Емельянова. - Это такое странное чувство, когда понимаешь, что от тебя ничего не зависит. Это такое масштабное событие. Ты оказался отрезан на берегу моря. Приехал отдохнуть, и тут неизвестно, вернешься ли домой. Вдруг вспоминаешь все, что читал о революции.

Историки спустя 27 лет говорят, выводы пока делать рано, но очевидно, что процессы распада не было возможности предотвратить.

- Советский Союз уже разваливался. Это было видно невооруженным глазом, - дает оценку Владимир Менщиков, заведующий кафедрой «Отечественная история и документоведение» КГУ. - В союзных республиках возникли местные национальные элиты, которые пытались эту власть получить, собственно, и получили ее. Они стали полновластными хозяевами. И хотя ГКЧП заявило о своем существовании, все союзные лидеры, за исключением возможно прибалтов, заняли выжидательную позицию. Ждали, когда закончится, никаких скоропалительных заявлений не делали.  

Создатели ГКЧП объясняли свое решение итогами референдума. Он был проведен в марте 1991 года, и большинство высказалось за сохранение страны.

- Противники апеллируют к этому референдуму. Но там витиевато так вопрос был сформулирован, некорректно составлен. Там не было однозначного ответа. Да, 67% населения страны высказались за сохранение Советского Союза, - говорит историк. 

К августу люди повели себя по-другому. Коммунистические «старцы» вызывали негативное отношение. Демократичный Ельцин с поддержкой народных депутатов Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого выглядел оплотом надежд на лучшее будущее. Советский народ жаждал перемен.

Люди готовы были противостоять силовиками и в их лице всей советской власти с ее коммунистическими лозунгами и тотальным дефицитом.

- Тотальный дефицит - это элемент советской экономики. Все же доставали. Хотя парадокс, вроде дефицит, но холодильники были полны. Люди чем занимались? Доставали, - говорит историк Владимир Менщиков. 

В знак протеста обычные люди выходили на улицы города и строили баррикады.

- Большая, высокая баррикада, троллейбусы стащены. Вот пока мы по мосту перешли на проспект Калинина, дальше поменьше баррикада. Идем по Арбату и в конце баррикад мы ухахатывались, всякие консервные банки стащены,  и народ стоит охраняет ее. Сейчас это весело, а народ стаскивал. Баррикады в несколько уровней, - делится впечатлениями Людмила Дорофеева.  

 Противостоять новому руководству РСФСР министры СССР не смогли, да и силовики не поддержали. Для людей провал путчистов был очевиден. Тем более под гусеницами танков погибли три человека.

- Грош цена таким руководителям, приказы которых в сложной ситуации никто не выполнял. Это и было удивительно. Ни КГБ, ни МВД, ни Министерство обороны, не были контролируемыми структурами, - считает Владимир Менщиков.

Вспоминают очевидцы и снос памятника Дзержинскому. Толпа митингующих свое недовольство тоталитарным советским режимом выплеснула на основателя КГБ. Под улюлюканье монумент Феликса Дзержинского был снесен.

- Мы купили экскурсию по Москве и оказались рядом с памятником Дзержинскому в момент, когда его снимали с пьедестала, видели весь этот процесс. Толпа, которая стояла рядом, что-то скандировала, что-то кричала, мы так и не поняли, чем помешал памятник. Мне на тот момент даже казалось, что это событие не совсем связано с путчем, но памятник убрали, - говорит Светлана Кирьянова.

- Я когда это увидела, поняла, что все, процесс пошел не в ту сторону. Видели как веревки намотаны, как кран работал. Таксист развернулся, но все это я видела, и мне это не нравилось, - рассказывает Людмила Дорофеева.

Зауральцы побывав в гуще событий, говорят не все поняли, на сколько эти события имеют историческое значение. Тогда послепутчевая Москва Светлану Емельянову поразила своим контрастом.

- Москвичи были очень сдержанны, они молчали. Я таких москвичей больше не видела, они были растеряны. Естественно, они пережили события в полном масштабе. Одна Москва с остатками баррикад, взъерошенная. Другая Москва — с очередями в «Макдональдс», тут же пицца, которая только появлялась. Тогда же очереди за газировками в баночках. Это такое Зазеркалье. 

Людмиле Дорофеевой запомнился поход через пустынную, оцепленную Красную площадь. Чтобы вернуться в гостиницу, ей с коллегами пришлось рискнуть:

- Я говорю, пойдем через танки. Коллега говорит, ты авантюристка, Люда, куда ты нас тащишь? Я тут же обещаю, сейчас с парнями договорюсь. Подхожу к парням, говорю: «Посмотрите на меня, - туфли держу, - мне Красную площадь не обойти. - А на шее бейдж, показываю, говорю, - мы библиотекари, мирные люди, пропустите нас». По рации связался, потом сказал, ладно, идите. И мы по пустынной Красной площади, я и эти две тетеньки ворчат. Людка, сейчас нам в спину стрельнут, нас расстреляют. Он куда сообщил? Впереди не знают, с боков тоже не знают. Подумают, что мы вышли митинговать, нас трое.

Светлане Кирьяновой запомнилось возвращение на родину. После осажденного Вильнюса и толкотни в аэропорту Домодедово Курган был землей обетованной.

- Когда приехала в Курган, было ощущения будто приехали на Мальдивы. Полная тишина, спокойствие. Никаких военных действий, никаких танков, никто памятников не сносит, все хорошо и спокойно. Но еще несколько дней у меня в голове звучало, такой-то самолет задерживается на 3 часа, такой-то на 8. И несколько дней в состоянии прострации, что все-таки это было.

Историки говорят, процесс был неизбежен. Все чаще сейчас звучащие обвинения Запада в развале страны — не более чем очередная пропаганда.

- Мне кажется это не был чей-то злой умысел отдельных личностей. Здесь в основе лежали более серьезные процессы. И развал Советского Союза не скажу, что был неизбежен, но причины были довольно серьезные, - резюмировал заведующий кафедрой «Отечественная история и документоведение». 

20.08.2018
Служба информации телекомпании «Область 45». Фото поисковой системы Яндекс

Оставить комментарий


0.37661504745483