Показания под диктовку. Свидетели по делу однажды оправданных людей рассказали о давлении
Показания под диктовку. Свидетели по делу однажды оправданных людей рассказали о давлении

Оправданные однажды жители Кургана снова отстаивают свою невиновность в Курганском городском суде. Там продолжается рассмотрение дела об обвинении Романа Худоконенко и Ирины Никитиной в экономических преступлениях. Курганцы, которых хотели привлечь в качестве свидетелей обвинения, рассказали свои истории.

Романа Худоконенко и Ирину Никитину обвиняют в незаконном образовании юрлиц и неправомерном обороте средств платежей. Судят их уже второй раз. Первый раз суд полностью их оправдал. Прокуратура опротестовала приговор, и курганцев снова судят. Оправданные заявляют о своей невиновности, говорят, дело сфабриковано. Нестыковки идут по экспертизам, доказательствам и показаниям свидетелей. 

На одном из последних заседаний, например, свидетель рассказывала об ужасах обыска, испуге детей. При допросе женщину водили из кабинета в кабинет. При этом присутствовало много людей, а протокол появился ниоткуда.

- Когда протокол составляли, следователь с вами ходила? - интересовался участник процесса.

- Когда приходила домой, да, задавала вопросы, - отвечала свидетельница. 

- Поясню вопрос государственного обвинителя. Когда вы ходили по кабинетам, следователь, которая печатала допрос, где находилась? - уточнил Евгений Колегов, судья Курганского городского суда. 

- Я не видела, чтобы кто-то что-то печатал, - сказала допрашиваемая.

- Когда подписывали видели, откуда документы?

- Мне сказали подпиши и все. 

Свидетельницу попросили подписать также отказ от очной ставки, хотя, говорит, скрывать было нечего.

- Один раз я приходила с мужем. Нам предложили подписать документы. Следователь продиктовала текст. Она говорит, вы хотите, чтобы он навязывал вам слова? Мы переглянулись с мужем, говорим, нам скрывать нечего, - давала показания в суде свидетельница.

- По сути, то, что она заявила, является должностным преступлением оперативных сотрудников и следователей. Я обратился к судье Колегову, чтобы он вынес частное определение, чтобы соответствующие органы провели проверку. Он пообещал сделать это позже, но прошло более 2 недель, он этого не сделал. Нам кажется, что судья ведет себя неадекватно в процессе. Мы заявляли отвод, но пока безрезультатно, - рассказал Роман Худоконенко.

О методах, которые использовались при сборе показаний, нам рассказали и другие курганцы. 

Размеренный и законопослушный образ жизни Александра и Анны (имена изменены) был нарушен обыском. Шок, детские слезы, испуг и непонимание происходящего — вот все, что запомнилось. Александр в то утро повел младшего ребенка в детский сад. В квартире оставались двое детей, когда пришли люди в масках и с оружием.

- Дети стояли зареванные в дверях. Заставили дочь позвонить мне. Зашли в квартиру. Попытались выяснить, знаю ли я перечисленных людей, я знал Романа Худоконенко. Этого им было достаточно. Они пытались вынудить меня дать какие-то показания, - вспоминает Александр.

Александр с Романом учились в школе. Иногда вместе отдыхали на даче. Никаких деловых связей, говорит мужчина, у них не было. После обыска его увезли на допрос.

- На допросе следователь надиктовала, что и как я должен был с ним делать. Мне сказали, в любом случае, Роману Худоконенко сидеть не пересидеть, все решено. А если я буду капризничать, то они меня не выпустят, - сказал курганец.

Александр говорит, позвонить ему не дали, переживал за детей. Оказаться задержанным на несколько дней опасался. Поэтому показания подписал, но сразу после выхода с допроса обратился в надзорные органы.  

- Я составил жалобу на действия следственных органов в прокуратуру, следственный комитет. Причем из прокуратуры передали жалобу сразу следователю. Я сразу написал, что отказываюсь от показаний, которые давал, так как они были получены под давлением, - пояснил мужчина.

Похожая история с обыском, испугом ребенка и непонятными объяснениями были и у Анны. С оправданными она знакома — обращалась за помощью, когда занималась бизнесом. Роман и Ирина помогали вести бухгалтерию. Ничего криминального в этом не было, уверяет девушка. После обыска ее увезли на допрос.

- Они мне говорят, признавайся. В чем признавайся? В постановлении были перечислены какие-то имена, где я знала только Романа Худоконенко. Но я не знаю чем человек занимается. Я отказалась говорить то, что им требовалось. Тогда мне следователь говорит, ну все, будешь оставаться и пойдешь в камеру. Говорю, у меня ребенок дома один. Он: это никого не волнует, - сказала Анна, бывшая клиентка подсудимых.

Анну отпустили, но на этом история не закончилась. Силовики пришли с обыском на работу — в детский сад. 

- Дети в шоке, руководство в шоке. Они подорвали мне репутацию. Хотели забрать компьютеры, в которых документация нашего учреждения. Обманули всех сотрудников, сказали, что я украла какие-то миллионы, что я связана с мошенниками, что на мне зарегистрированы дорогие автомобили, это абсолютно не правда. Ладно я работаю давно, и у моего руководства хватило понимания, - говорит Анна.

Изъятые телефон и компьютер Анне вернули через год. При этом у девушки заблокировали счет, на который она получала зарплату.

- Они заблокировали мой счет, на который я получала зарплату, объясняя это тем, что я поддерживаю связь с террористами. После этого был суд, который признал, что я права. Естественно, ни с какими террористами я не связана, - уточнила девушка. 

Оправданные заверяют, что аналогичным образом следствие поработало со всеми свидетелями. После суда, на котором Романа и Ирину оправдали, свидетели дают другие показания. 

- Мы в прошлый раз показали, где нестыковки, и сейчас они пробуют всю историю подогнать, чтобы это выглядело как некие преступления, совершенные нами, - считает Роман Худоконенко. 

Оправданные признаются, да оказывали людям и компаниям юридические услуги. Помогали грамотно вести бухгалтерию, проводить денежные операции. Но, по версии обвинения  получается, что любое снятие средств или оплата услуг может квалифицироваться, как преступление. 

- Они рассказывают то, что было, не показания не соответствующие действительности, но криминализирующие всю эту историю. Как я понимаю, она была им навязана следователями и оперативными работниками. Эти показания между собой даже противоречат и документы говорят совершенно иное, - уверен Роман. 

Следующее заседание суда состоится в конце июля.

Служба информации телекомпании «Область 45»
Заметили ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
Написать комментарий

Читайте также